Вячеслав Иванов

Владислав Ходасевич
13 августа 2016
Валерий Брюсов
13 августа 2016

«Таврический мудрец»

Ivanov
Вячеслав-Иванов-с-Лидией-Дмитриевной-Зиновьевой
Башна-Вячеслава-Иванова
Детству снящиеся смутно
Чарованья не ложны,
И всеместно, всеминутно
Превращения возможны.

Только тем, чьи выпил очи
Серый ткач, паук раздумий,
Мотыльком ожить нет мочи:
Их удел — недвижность мумий.

И когда земле настали
Времена Метаморфозы,
Раскололи, разметали
Гробы мумий Божьи грозы.
башня-вячеслава-иванова
Вячеслав-Иванов
В жизнеописаниях практически всех поэтов Серебряного Века исследователи обязательно указывают, относятся они к московским или петербургским поэтам. Соперничество между двумя русскими столицами  век назад было актуальным, как и сегодня. Вспомнить хотя бы отзыв Маяковского о петербургских поэтах – «Мертвецы какие-то. Хлам. Все без исключения», и слова Гумилёва о Маяковском – «То, что он делает – антипоэзия. Жаль».

 Вячеслава Ивановича Иванова относят к петербуржским поэтам, хотя родился он в Москве, в середине девятнадцатого века, 16 февраля 1866 года. Его семья жила в маленьком переулке недалеко от Зоологического Сада. Отец его, Иван Евстахьевич,  был мелким чиновником, землемером. Он рано умер, когда будущему поэту исполнилось пять лет, так что воспитанием мальчика занималась мама, очень набожная женщина из семьи священнослужителей. Будущий поэт учился в Первой Московской Классической Гимназии. Так как семья жила бедно, в свои гимназические годы он был вынужден зарабатывать, давая частные уроки. Способность к обучению проявилась у него с самого раннего детства. К четырнадцати годам жизнь казалась ему такой несправедливой и трудной, что он разуверился в Боге и увлёкся революционными идеями. Внутренний кризис доведёт его через пару лет до попытки самоубийства. При всех сложностях Иванов оканчивает гимназию с золотой медалью и летом 1884 года поступает в Московский Университет на историко-филологический факультет. Здесь он изучает историю под руководством профессора П. Виноградова. Его способности к обучению, багаж знаний, с которым он уже пришёл учиться, желание и усердие привлекли к себе внимание лучшей части профессуры Университета. Сам Иванов определил свой интерес к изучению классической древности. Учась в Московском Университете, Вячеслав Иванович успевает жениться. Окончив второй курс, он, по рекомендации учёных Московского Университета, в 1886 –м году отправляется вместе с женой в Германию, в Берлин, где под руководством знаменитого немецкого историка Теодора Моммзена занимается проблемами истории древнего мира – Древней Греции и Древнего Рима. Итогом пятилетнего обучения становится написанная в 1891-м году на латыни диссертация о государственных откупах в Древнем Риме.

Вместе с женой и дочерью он много путешествует по Европе, посещает Египет, Грецию, Палестину, живёт то в Париже, то в Лондоне, то в Риме, но это вовсе не туристические поездки. В каждом городе он штудирует библиотеки, проводит огромное количество времени в музеях, пытаясь понять и впитать в себя дух страны. В начале девяностых годов он знакомится с идеями Ницше, Шопенгауэра, В. Соловьёва, изучение трудов немецких и русских философов оказывает сильное влияние на его мировоззрение, особенно работы Ницше о дионосийском и аполлоническом началах.

Летом 1893 года в Риме Иванов знакомится с Лидией Дмитриевной Зиновьевой. Эта женщина происходила из древнего дворянского рода Зиновьевых, по женской линии она являлась потомком Абрама Ганнибала, предка Пушкина. В своё время она вышла замуж за революционера Константина Шварсалона и родила ему трёх детей – двух мальчиков и дочь. Разуверившись в идеалах мужа, она забрала с собой детей и уехала за границу. Встреча в Риме стала судьбоносной для обоих, и для Иванова, и для Зиновьевой. Позже Вячеслав Иванович говорил, что именно благодаря этой встрече «впервые осознал себя вольно и уверенно поэт», хотя до признания в художественном мире было ещё очень далеко. Удивительно, но до 1903 года Вячеслав Иванов ничем художественным серьёзно не занимался, все его мысли занимала академическая наука. Жену и дочь он бросает и в 1896 году получает официальный развод. В свою очередь и Лидия Дмитриевна пытается развестись с мужем, что удаётся ей лишь в начале 1899 года. Всё это время, пока длятся бракоразводные процессы Иванов и Зиновьева путешествовали по Европе, скрывая свою связь.

До 1905 года Вячеслав Иванов наездами бывает в России. В 1900-м году в Петербурге он посещает философа В. Соловьёва, который в своё время помогал ему с изданием его стихов в «Вестнике Европы» и «Журнале Министерства Народного Просвещения». Стихи, напечатанные в этих журналах в конце века, в 1899-м году остались незамеченными публикой. О поэте Иванове заговорили после выхода его первого сборника – «Кормчие звёзды». Критика сочла его трудным поэтом, переполненным смыслами, его стихи - трудно воспринимаемыми на слух. У Иванова появляется репутация поэта для избранных. Не оставляет Вячеслав Иванович и своей научной работы. В начале 1903 года он читает цикл лекций об античном дионисийстве в высшей русской школе общественных наук в Париже. Здесь он знакомится с В.Я Брюсовым, который вводит Иванова в круг русских символистов. В 1904-м году Иванов знакомится в Ю. Балтрушайтисом, Андреем Белым, З. Гиппиус, Д. Мережковским, А. Блоком, К. Бальмонтом. В кругу поэтов стихи и эрудиция Иванова получают заслуженное уважение. Знания, накопленные в долгих поездках по свету, начитанность Иванова потрясали его современников. В эрудированности с ним мог соревноваться только Иннокентий Анненский. За ним закрепилась слава странствователя по землям, мыслям, идеям, представлениям, в нём будто бы собралось воедино почти всё богатство европейской культуры с древнейших времён до сегодняшнего дня. В 1904 году в Москве выходит вторая книга стихов поэта – «Прозрачность», Иванов пишет статьи «Ницше и Дионис», «Поэт и чернь», публикуется в журнале «Новый путь».

Летом 1905 года Вячеслав Иванов с женой и пасынками перебирается жить в Петербург. Он снимает квартиру в недавно построенном доходном доме Дернова, получившем название «дом с башней», по адресу Таврическая улица 35/1. По средствам семье оказалась квартира за номером 23 на последнем, мансардном  этаже дома. Как и все доходные дома того времени, дом Дернова предоставлял квартиры для людей с разным уровнем достатка. Жители со второго по пятый этаж могли пользоваться лифтом, на последний этаж нужно было подниматься пешком. В этой квартире и сложился один из символов русской культуры серебряного века – башня Вячеслава Иванова, самый знаменитый литературно-художественный и философский салон предреволюционной России.

Его посещали все, от Луначарского до философов Булгакова, Бердяева, Флоренского, Шестова, завсегдатаями «ивановских сред» были Гиппиус с Мережковским, Блок, Андрей Белый, В. Комиссаржевская, Вс. Мейерхольд и многие другие. Поэт Михаил Кузьмин какое-то время просто жил у Иванова и Зиновьевой, которая, в свою очередь, будучи хозяйкой салона, тоже начала увлекаться писательством, взяла псевдоним Аннибал и стала называться теперь Зиновьева-Аннибал. Именно здесь, на Башне, произошло признание Блока, отсюда, с благословения Вячеслава Иванова, отправились в большую поэтическую жизнь и Гумилёв, и Ахматова, и многие другие. На Башне образовалась некая лаборатория духа, здесь, не смотря на все странности и провалы, мучительно рождалось что-то  новое. А странностей было достаточно. В то время среди людей богемы были очень популярны эксперименты в плане отношений, свободная любовь, лесбийские и гомосексуальные мотивы стали в какой-то момент делом обычным. Размышления и опыты хозяйки Башни – Лидии Дмитриевны вылились в повесть «Тридцать три урода», вышедшую в 1907 году в издательстве «Оры», организованное самим Вячеславом Ивановым, и запрещённую цензурой. Повесть построена в форме дневников лесбиянки и является как бы ответом на интимный дневник Михаила Кузьмина, который практически открыто сожительствовал одно время с Вячеславом Ивановым. Вообще в петербургских декадентских салонах начала двадцатого века очень популярна была тема «притяженья третьего» и эротических опытов. Нужно сказать, что в это время своей жизни Вячеслав Иванов был полностью счастлив. Общество признаёт в нём одного из первых и важнейших русских поэтов, в лице Зиновьевой-Аннибал он находит не просто жену, которая родила ему двоих детей, но ещё и сродную личность. Он переживает недолгий роман с Сергеем Городецким, результатом которого становится вышедший в 1907 году третий сборник стихов «Эрос».

Чтобы  закончить рассказ о доме, где обитал «таврический мудрец», необходимо добавить, что в 1906 году здесь открылась частная художественная школа ученицы Репина Е.Н. Званцевой. Среди преподавателей этой школы М. Добужинский и Л. Бакст. В 1910-м году начал работать «башенный театр», в постановках которого участвовали дети Иванова, дети Зиновьевой-Аннибал, дети швейцара дома. Руководили этим театром Вс. Мейерхольд и С. Судейкин. Иванов жил здесь по 1912 год. С 1918 года здесь, по указу Луначарского, начала работать художественная школа, перед Великой отечественной войной здесь располагалось художественное училище, которое называли Таврическим, или, по имени директора – школой Шабловского. Из этого училища впоследствии выросло Художественное училище имени Серова. Сегодня это жилой дом.

Лето 1907 года семья решает провести в имении друзей, в Могилёвской губернии. Там, совершенно неожиданно Лидия Дмитриевна заболевает скарлатиной и умирает. Для поэта смерть жены является полным крушением. Через какое-то время он начинает сожительствовать с своей падчерицей – Верой Константиновной Шварсалон. Человек, настроенный мистически, он объясняет свой выбор и тем, что в дочери он видит черты и мысли матери, и тем, что перед уходом в небытие Лидия Дмитриевна сама указала ему на дочь. В петербургской интеллигентской среде ему даже объявили бойкот. В 1913 году Иванов официально женится на падчерице. В 1908-м году поэт поддержал теорию «мистического анархизма» Георгия Чулкова, что послужило поводом для разрыва его отношений с старшими символистами. Несмотря на все перипетии его личной жизни, Вячеслав Иванович много и плодотворно трудится в эти годы. Он сотрудничает с журналами «Золотое руно», «Весы», «Русская мысль»,организовывает своё издательство, выпускает свой альманах «Цветы Ор», читает лекции на Высших женских курсах. Итогом жизни на Башне становятся два тома стихов под названием «Сердце пламенеющее», ставшие заметным событием в художественной жизни Петербурга и «Нежная тайна», выпущенная в 1912-м году. В этом же году он уезжает в долгое путешествие за границу вместе с Верой Константиновной, откуда возвращается через два года и обосновывается в Москве, в доме на Зубовском бульваре. Во время путешествия молодая жена родила ему сына, которого назвали Дмитрием. Здесь Иванов заново сходится с П. Флоренским, В. Эрном, С. Булгаковым, знакомится с композитором Скрябиным. В это время он трудится над переводами Петрарки, Сафо, Алкея, работает над статьями по теории русского символизма.

Февральскую революцию Иванов встретил с большим воодушевлением, много говорил и писал о самоопределении русского народа, о животворящей свободе, после с ужасом смотрел на события Октября и революционного времени. Его не пугали голод, холод, даже всеобщее озверение людей, он признавал, что все эти ужасы всегда сопутствуют роковым минутам в истории того или иного народа. Его ужасал путь, выбранный новым государством, путь воинствующего атеизма, путь уничтожения веры, духа, души. В 1918-м году он пишет цикл стихов «Песни смутного времени», который отражает неприятие Ивановым выбранный страной путь развития. Хотя какие-то грани революции он даже и приветствовал, ему нравилось участвовать в новом культурном строительстве, преподавать начинающим пролетарским поэтам в студиях пролеткульта, сотрудничать в разных организациях. Но постепенно невозможность жить в безбожной стране берёт верх.  Он признаёт, как поэт и мыслитель, собственную ответственность перед историей и перед людьми за случившуюся революцию, за уничтожение веры и слова. «Язык наш свят. Его кощунственно оскверняют богомерзким месивом, неимоверными, бессмысленными, безликими словообразованиями, почти лишь звучаниями, стоящими на грани человеческой речи, понятными только как перекличка сообщников», -  пишет поэт.

В 1920-м году, в возрасте тридцати лет, от туберкулёза умирает Вера Константиновна. Её смерть, болезнь сына, всеобщее озверение и тяжёлая жизнь в России заставляют его искать возможности выезда из страны. В 20-м году Иванов пишет свои, ставшие знаменитыми «Зимние сонеты». Эти стихи полны анахронизмов, со сложной пунктуацией, трудные для восприятия, наполненные горькими размышлениями о мире и себе. В 1924 году Вячеслав Иванович навсегда покидает Родину.

Он перебирается  вместе с сыном и дочерью жить в Италию, в благословенный Рим. По примеру В. Соловьёва в марте 1926 года принимает католичество, при этом, не отрекаясь от православия. В период с 1926 по 1931 год Иванов читает лекции в Колледжио Борромео, в Павии, потом возвращается в Рим, где живёт уже до конца своих дней и работает в Восточном Институте Ватикана. Через третьих лиц ему постоянно поступают предложения вернуться в Советскую Россию, но он отвергает их, не приемля безбожности, царящей на территории его Родины. Лишь в 1936 году он отказывается от советского гражданства. Но и здесь, в обожаемой им Италии злой век нагоняет его. Уехав от озверевшей толпы, он сталкивается с другой, не менее озверевшей толпой – приход к власти Муссолини, фашизм, одичание людей, тупость, зверства, марширующие колонны по Италии – стране духа, стране веры. В 1924 году в Риме он пишет «Римские сонеты», жизнь ведёт уединённую, практически ни с кем не поддерживая отношений. В 1932 году он издаёт на немецком языке свою монографию «Достоевский. Трагедия – миф – мистика», в 1936 году пишет для энциклопедического словаря статью «Символизм», в которой признаёт кончину европейского символизма. Но тут же, оставаясь единственным из российских символистов, сохранивших верность этому течению, говорит о возвращении символизма уже в другой форме, в форме «вечного символизма». В 1944 году Вячеслав Иванович работает над «Римским дневником», циклом из ста восемнадцати стихотворений, увидевших свет уже после его кончины, изданных в собрании сочинений «Свет вечерний», в 1962 году. Видно, что эти стихи написаны старым человеком, пережившим почти всех своих современников, пережившим несколько разных эпох. В 1948 году по заказу Ватикана Вячеслав Иванов работает над вступлением и примечаниями к Псалтири.

Он пережил в Риме немецкую оккупацию, пережил освобождение союзниками, и умер в возрасте восьмидесяти трёх лет. Его похоронили на кладбище Тестаччо в Риме. У этого кладбища есть и другое название – кладбище художников и поэтов. Здесь захоронены останки художника Карла Брюллова, английского поэта-романтика Джона Китса и многих других.

(с) Саша Ветров для В. Штагера